Субботний декабрьский денек

Майнц превратился в какие-то английские болота из «Собаки Баскервилей». Каждый день до самого вечера туман. Утром такой — что соседний дом в 10 метрах с трудом видно. В тумане что-то шумит, кричит, иногда даже летает. Красота, кто понимает…

Майнц. Новая синагога

Благодаря denmes, узнали, что недавно выросло в наших краях чудо современной архитектуры. Новая синагога называется. Выстроена на месте старой, разрушенной. То есть, посреди обычного жилого квартала. Так что даже кругом эту конструкцию обойти сложно, не то что в объектив впихнуть.

Синагога представляет собой нагромождение изрешеченных окнами кубических конструкций, облицованных изумрудной металлокерамикой. Русскому глазу материал напоминает стены гаражей-»ракушек», только цвет другой.

Шутки-шутками, но здание синагоги, конечно, впечатляет и даже восхищает сплавом футуристических очертаний с глубокой традицией. Дело в том, что своими очертаниями оно повторяет иудейское קדושה (кедуша). Объяснить это сложное понятие я не возьмусь, но в дословном переводе оно означает «святость» и используется как название религиозного гимна. По замыслу архитектора Мануэля Херца, пять частей здания являют собой пять букв иудейского алфавита. А самая высокая часть синагоги, обращенная в сторону Иерусалима, формой напоминает шофар, ритуальный музыкальный инструмент, он же «иерихонская труба».

(1) Вид со двора
More

Осенние хроники. 3

А вот и золото подоспело. Теперь все будет потихоньку осыпаться…

More

Осенние хроники. 1

Как известно, в европейских краях осень начинается отнюдь не первого сентября. В Германии первым днем осени считается день осеннего равноденствия. То есть, в этом году, 23 сентября. Вот как выглядит местная осень через 10 дней после начала. Практически в «новорожденном» состоянии.


(1) Рябина сорта «Розовая жемчужина»

More

IPP Summer School 2011. День 4

Все рабочее время было посвящено докладам. Я тоже поучаствовала: ««Европа» и «Иудейская вдова» Георга Кайзера в постановке Карлхайнца Мартина«. (По ссылке — ppt презентация.)

Из интересных тем:
- Театр как средство культурной памяти — изучение ясной памяти как ресурса для исцеления, восстановления мира и перестройки в Южной Африке после апартеида.
-  Наведение мостов между австрийским и польским театром.

IPP Summer School 2011. День 3

Американский профессор уехал, так что итоги семинара подводили с немецким профессором Фридеманом Кройдером (Friedemann Kreuder), деканом местного театроведческого факультета. Закончили просмотром фильма Дзеффирелли, который большинство участников семинара видели впервые. Кстати, по мнению Кройдера, самые эротические сцены в нем — мужские, например, между Ромео и Меркуцио, когда тот рассказывает о своем сне.

После обеда начались аспирантские доклады. Темы, надо сказать, занимательные:
-  Играя с прошлым: Ремикс в диджей-культуре.
- Взгляд на песни в практике рабочего центра Гротовского и Ричардса.
- «Век вывихнут»  - восприятие «Гамлета» Шекспира в бывшей Югославии.

Закончился день лекцией профессора Кройдера о венской народной комедии: «Йозеф Феликс фон Курц: Бернандон и борьба за индивидуальность в XVIII веке».

IPP Summer School 2011. День 2

На второй день семинара мы закончили анализировать «Ромео и Джульетту» по Гегелю. Ни к какому выводу не пришли. То есть, не ответили на поставленный в начале вопрос: в чем трагический конфликт пьесы и его актуальность? Зато узнали, что Гегель считал главной задаче такой формы социального существования, как семья, заботу о мертвых. Заодно выяснили, что любовь — это хотеть, чтобы хотели тебя, то есть, желать чужое желание. (Привет от Дерриды, оказавшегося в материалах к семинару.)

Ответы на оставшиеся вопросы профессор Коттман дал по ходу одноименной с семинаром лекции. Очень краткий конспект:

В начале пьесы Ромео и Джульетта едва осознают себя как существ, наделенных сексуальными желаниями. Встретив друг друга, они не удовлетворяются тем, что дает плотская любовь. Уже отсюда — из поиска другого удовлетворения — возникает драматизм.

Чего Ромео и Джульетта хотят друг от друга? Убивая себя, они разрушают схему неизбежной жизненной дуэли, о которой говорит Деррида: один влюбленный неизбежно переживает другого, пусть даже на долю секунды. Ромео и Джульетта не хотят погибнуть вследствие этого закона, вследствие внешней необходимости, они хотят быть свободными, поэтому они бросают вызов звездам и сами решают, когда и как им умереть.

Уже в знаменитой сцене на балконе влюбленных разлучают не внешние обстоятельства, а их собственное решение. Ведь Ромео уходит раньше, чем кто-то его обнаруживает. То же происходит и  в сцене прощания после первой брачной ночи.

Притворяясь мертвой, Джульетта старается расстаться с семьей, не испортив с ней отношений и не погибнув. И она, и Ромео — хорошие дети, уважающие родителей. Но стать по-настоящему свободным в обществе невозможно, поэтому свободным выбором становится смерть.

Смерть — непременное условие любви и любых других отношений. Но разлука таким условием не является, она способ поддержания любовной связи. Ромео и Джульетта прощаются и оказываются в разлуке в силу внутренней потребности, а не внешних обстоятельств. В силу той же внутренней потребности они кончают с собой, не желая делать смерть поводом для смиренного страдания. Они погибают, будучи почти что счастливыми.

Интересно, что к такому же выводу о том, что трагический конфликт пьесы — в свободном выборе влюбленных покончить с собой, чтобы освободиться о власти внешних обстоятельств, приходит и наш зав. кафедрой зарубежного искусства профессор В.И. Максимов. (Правда, несколько другим путем.) Он называет пьесу  »Ромео и Джульетта» трагедией познания.

Мне эта идея свободного выбора Ромео и Джульетты пока что кажется не совсем соответствующей пьесе. Потому что герои не думают и не рефлексируют, тем более о поледствиях своих действий: они слепо повинуются любви, это стихии, ставшей для них судьбой. Буду еще перечитывать пятый акт и думать. Вы, кстати, что думаете по этому поводу?

Из забавного:
-  Тристан и Изольда выпили афродизиак, эдакую виагру.
- Сцена на балконе — скайп с одной камерой.
- Тарантино кровав, как и Шекспир.

IPP Summer School 2011. День 1

Вчера стартовала летняя театроведческая школа в Майнце. Не буду вдаваться в подробности, скажу только, что общая тема — «Иллюстрируя прошлое: история, медиа и попкультура». Подробнее можно почитать по ссылке.

Сегодня был первый день трехдневного семинара с красивым названием «Бросая вызов звездам: Трагическая любовь и борьба за свободу в «Ромео и Джульетте»" по руководством замечательного американского профессора Пола А. Котмана (Paul A. Kottman). Замечателен он своей манерой общения, способом подачи материала и умением создавать на редкость непринужденную атмосферу в аудитории.

Собственно говоря, это мой первый опыт работы в рамках зарубежной аспирантской конференции, так что просто делюсь впечатлениями. Итак. Семинар. 12 участников. 2 профессора, которые его ведут. Первое, что удивило меня, человека довольно строгой питерской школы, это совершенная расслабленность всех присутствующих. Люди сидят с ноутбуками, пьют кофе, складывают ноги по-турецки, входят-выходят при необходимости. Все это ни коим образом не является демонстрацией неуважения к кому-либо и никого не напрягает. Вторым открытием стала работа участников. Никто не смущался того, что ему нечего сказать, что он чего-то не знает, задал глупый вопрос, запутался в неродном английском. К примеру, первые часа полтора обсуждения взглядов Гегеля на Шекспира (тексты были даны к прочтению загодя) все слушали диалог профессоров, даже не пытаясь ничего добавить, и у ведущих семинар это не вызывало никакого удивления или недовольства. Дальше — больше. «Не знаете, кто такой Диоген? Расскажем!» «Не читали Данте? Ничего страшного. Если позволите, я вам вкратце перескажу пару эпизодов.» То есть, за учащимися остается право не знать даже таких вещей. При этом они не выглядят в глазах педагогов (и согрупников) лентяями, раздолбаями и т.п. В-третьих, происходящее больше походило на приятельскую беседу, чем на научный диспут. Обсуждалось, кому что нравится-не нравится, у кого какие вкусы и предпочтения, все хохотали и т.д.

Конечно, чувствуешь себя в такой атмосфере замечательно. Другой вопрос, насколько данный вариант работы эффективен в научном отношении. Ничья самооценка не пострадала, но участники семинара начали говорить что-то внятное часу на пятом, а до конкретного анализа мы так и не добрались. Правда, впереди еще два дня. Возможно, деятельность активизируется.

Из забавного:
- Сцена на балконе — аналог телефонного разговора. В конце влюбленные не могут решить, кому первым повесить трубку.
- Snooze-button scene — знаменитая сцена утром, когда поет то ли жаворонок, то ли соловей. (Snooze — кнопка на будильнике, заставляющая его замолчать минут на 10, после чего он повторно зазвонит.)

Птицы города Майнца

Среди прочего, во время ночного посещения Музея естественной истории я наконец-то выяснила, что за птички ежедневно попадаются нам на глаза. Помимо уже известных вам попугаев, это следующие пернатые персонажи.

Малиновка. Я подозревала, что эта птичка — именно малиновка, но цвет грудки несколько смущал. Ан нет — она!

More

Previous Older Entries